Нет вершин, которых нельзя достичь

  • Latviešu
  • Русский

Увлечения великого химика

Не только химия 

Оствальд был разносторонне одаренным человеком. Он был не только великолепным ученым, внесшим существенный вклад в науку, но и отлично рисовал и прекрасно играл на музыкальных инструментах. Самым активным средством отдыха от интенсивной научной работы для Оствальда было его занятие живописью. Любовь к рисованию возникла у Вильгельма еще в детстве. Мать будущего ученого поощряла его занятия живописью и даже хотела, чтобы он поехал учиться в петербургскую Академию художеств. Со временем рисование стало жизненной потребностью ученого, техника его все более и более совершенствовалась. В Германии Оствальд часто, захватив с собой мольберт и краски, отправлялся на прогулки по окрестностям Лейпцига. Он мог бродить от рассвета до заката, принося домой в особенно удачные дни по пять, а иногда даже по шесть полотен. Часто Оствальд а в его выходах на природу сопровождала старшая дочь Гретхен, которая также превосходно рисовала. Особенно удачно у отца и дочери выходили пейзажи. Периодически Оствальд даже устраивал выставки своих картин. На первой, состоявшейся в 1904 г., было представлено 30 полотен. Выставки работ ученого всегда пользовались большой популярностью.

Любовь к живописи привела Оствальд а к попытке понять природу цвета и систематизировать цвета. Исследования, которые ученый начал в 1915 г., стали его главным увлечением на долгие годы. Результаты, полученные в этой области, Оствальд изложил в книгах «Азбука цветов» и «Цветоведение».

В последние годы жизни Оствальд, уже как ученый, заинтересовался приготовлением сочных красок, создал систематику цветов и написал на эту тему немало книг, в частности, «Цветоведение» и «Азбуку цветов» (хотя еще в 1905 году были переведены на русский язык его «Письма о живописи»). В качестве базы он выбрал сферическую систему Рунге и преобразовал шар в биконус, напоминающий фигуру Манселла 

Шар Рунге, фигура Манселла, биконус и круг Оствальда

В основе цветовой гаммы Оствальда лежали четыре цвета: желтый, синий, красный и зеленый. Путем особых сочетаний (диад, триад и квадриад) он получал в сумме 24 цвета, которые расположил по окружности. В соответствии с градациями серого цвета от белого до черного он ввел для цветовой гаммы систему насыщения. Таким образом, было охвачено уже 280 тонов. В 1918 году он издал атлас красок, в котором насчитывалось уже 2500 оттенков.  

Атлас нормальной цветности, , Лейпциг 1918 год

Его классификация цветов не была признана физиками как естественная систематика, да и он сам считал ее субъективистской. Однако несколько немецких фирм, выпускающих обои, взяли ее на вооружение. Тогда Оствальд решил сам заняться предпринимательской деятельностью. Уже в 1913 году им было открыто издательство «Unesma» для распространения его цветовых каталогов. В 1920 году он поставил коммерческое дело на широкую ногу. Сначала в Гросботоне, затем в Дрездене и других городах стали возникать небольшие «Энергозаводы» («Energie-Werke») для производства его красок и учебных пособий по их использованию. Увы, краски оказались некачественными (быстро выцветали), в 1925 году они были запрещены для использования в школах, поэтому заводы по их производству пришлось закрыть. В конце концов, он оставил себе небольшую Farb-Laboratorium, в которой экспериментировал с цветами и красками до конца своих дней.  

Farb-Laboratorium, 1931 год

Оствальда всегда привлекала общественная работа, в которой он принимал самое деятельное участие. Он был членом многих национальных и международных организаций, в частности, Международной ассоциации химических обществ (с 1911 по 1915), Международной комиссии по атомным весам. Он активно выступил за сохранение природных ресурсов, за реформирование школы, в которой бы уделялось больше внимание естествознанию и полностью исключались уроки «закона Божьего. По просьбе Эрнста Геккеля (1834 – 1919) Оствальд в 1909 году возглавил «Союз монистов», который активно боролся против религии. На воинствующей атеистической платформе он сблизился с известным немецким социал-демократом Карлом Либкнехтом (1871 – 1919). Оба в 1913 году вступили в «Движение за выход из церкви», хотя, в принципе, Оствальд верил в различные потусторонние явления эзотерического характера. Вместе с Либкнехтом он выступал с воскресными «монистическими проповедями» перед рабочими. Марксизм он не принял, но к левым настроениям пролетариата относился сочувственно.

Оствальд открыто осуждал антисемитизм и поддержал пацифистское движение Европы, возглавляемое австрийской писательницей Бертой фон Зутнер (1843 – 1914), лауреатом Нобелевской премии мира за 1905 год, которая с 1892 по 1899 год издавала популярный в Европе журнал «Долой оружие!» В 1889 году под таким же названием вышла ее книга, получившая широкий общественный резонанс. Но когда вспыхнула Первая мировая война, взгляды Оствальда изменились на противоположные. Он оправдывал войну как защиту немецкой культуры от чужеземного посягательства, выступал за гегемонию Германии в Европе, подписал шовинистическое воззвание «К цивилизованному миру», которому дал ход в 1914 году Макс Планк.

К сожалению, этот позорный документ подписали почти сотня ученых Германии. Организаторы компании хотели, чтобы стояла сотня подписей, но некоторые ученые, например, Альберт Эйнштейн, отказались это сделать. В обращении говорилось, что «русские орды, объединившиеся с монголами и неграми для развязывания войны против белой расы», вскоре нападут на Германию, чтобы «стереть с лица земли немецкую культуру». Анонимный автор этого документа писал, что «самым счастливым днем его жизни станет тот, когда английский флот затонет, а Лондон сравняют с землей». Во время войны Оствальд сменил свои «монистические проповеди» на откровенную военную пропаганду. Поражение Германии в Первой мировой войне он переживал болезненно.

Вторым увлечением Оствальда, так же как и живопись, сопровождавшим ученого всю жизнь, была музыка. Вильгельм обладал большими музыкальными способностями, прекрасно играл на нескольких музыкальных инструментах. Музыка помогла Вильгельму устроить и личную жизнь - со своей будущей женой он встретился на одном из музыкальных вечеров. Любовь к музыке супруги привили и своим детям. По вечерам в доме Оствальдов часто устраивали настоящие концерты, на которых звучали скрипка, виолончель, фортепиано. Оствальд активно принимал участие в этих концертах, что ему, правда, было свойственно. Ведь будучи студентом Дерптского университета, где он специализировался на изучении химии и физики, будущий ученый выступал в городском оркестре. Дело в том, что Оствальд играл в местном оркестре, в котором состоял и его шеф Эттинген; они выступали с концертами перед городской публикой. Больше всего ему нравился Гайдн, он знал несколько десятков произведений этого композитора.

Философия природы и культуры

В 1887, после научных работ по физической химии получил место профессора в Лейпцигском университете, сменил русское подданство на немецкое. В 1909 получил Нобелевскую премию по химии (за заслуги в области исследования катализа). Начав читать курс химии, Оствальд сразу же почувствовал необходимость в новом учебнике. По его мнению, учебник не должен ограничиваться основами науки, он призван быть синтезом всех достижений, должен давать направление будущего развития науки. Наука нуждается в системе и порядке. Для Оствальда энергия была началом всех начал, и учение о энергии оставляло основу его философских взглядов. В 1900 году он начал читать лекции по натурфилософии.

Свои идеи изложил в книге "Энергия и ее превращения" - идеалистическое учение, противник атомно-молекулярной теории. Большинство ученых стояло на позициях материализма, на Оствальда обрушилась жестокая критика, работа в университете стала невозможной. Он переселился на виллу в Гроссботен, стал заниматься исследованием физиологии и психологии. В 1905 едет в Гарвард читать лекции. В 1906 вернулся, окончательно оставил университет и занялся своими исследованиями. Рисовал, исследовал цветовой спектр, составил шкалу яркости цветов. Написал автобиографию "Дороги жизни". Не подписал декларацию немецких ученых, которые отказались от степеней полученных в Англии, по политических мотивам (первая мировая, видимо): "Наука принадлежит всему человечеству". Уделял большое внимание проблемам развития науки и внес определенный вклад в становление науковедения.

Культура понималась им "... как то, что отличает человека от животных..." Процесс культурологического совершенствования основан на том, что содержащаяся в природе свободная энергия с постоянно уменьшающимися потерями трансформируется в энергетические формы жизни и культуры. Допускал в принципе возможность оккультных явлений. Лауреат Нобелевской премии (1909). Выдвинул идею "энергетизма" и построил на ее основе философию природы и культуры, ключевым моментом которой был энергетический императив: "Не растрачивай понапрасну никакую энергию, используй ее!" Основные культурологические идеи отражены в работах: "Vorlesungen uber Naturphilosophie" (1901, в рус. пер. "Натурфилософия"); "Письма о живописи" (рус. пер. 1905); "Изобретатели и исследователи" (1910); "Великий эликсир" (1923) и др.

Вильгельм Оствальд. подробно занимался исследованием вопроса о перпетуум мобиле второго рода .

Как известно, закон сохранения энергии можно сформулировать в следующей несколько видоизмененной форме: при всех процессах преобразования энергии сумма всех видов энергии, участвующих в данном процессе, должна оставаться неизменной. Такая формулировка, хотя и не допускает возможности создания энергии из ничего, однако оставляет открытым другой путь реализации вечного двигателя, принцип работы которого основывался бы на идеальном преобразовании одной формы энергии в другую. Поэтому можно предложить, например, такой рабочий цикл: пусть в паровой машине (турбине, двигателе внутреннего сгорания или каком-либо ином тепловом двигателе) мы затрачиваем некоторое количество теплоты на совершение определенной механической работы; далее, полученную механическую энергию вновь преобразуем в тепло, нагревая с ее помощью пар и приводя им в действие паровую машину (турбину), и т.д. Понятно, что подобный цикл превращения энергии можно повторять бесконечно: ведь энергия данной системы с течением времени не увеличивается и не уменьшается.

Описанную выше идеальную машину, способную циклично и без потерь преобразовывать энергию из одной формы в другую, он назвал перпетуум мобиле второго рода. Правда, как явствует из самого названия, даже после отказа от возможности создания перпетуум мобиле первого рода проблема вечного движения все же продолжает оставаться открытой. При этом, однако, оба указанных вида вечных двигателей резко различаются между собой. В то время как функция объявленного учеными неосуществимым перпетуум мобиле первого рода состояла в непрерывном совершении полезной работы без пополнения запасов энергии от внешних источников, назначение вечного двигателя второго рода представлялось совершенно иным — от этой машины требовалась лишь способность идеально трансформировать энергию.

Lietotāja izvēlne

Kalendārs

п в с ч п с в
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31